Конопля в культуре и массмедиа (80-е)

6 ноября 2015

И наконец мы продолжаем необыкновенную летопись о конопле в культуре, искусстве и вообще! Мы уже разобрались, как граждане различнейших государств и соответствующие им правительства относились к каннабису в период так называемой оттепели. Нет, не той, которая наступила в советском пространстве после ухода из жизни Самого Эффективного Менеджера, а “конопляной оттепели”. Временном отрезке, характеризующемся повсеместным изменением отношения к травке. Окно Овертона (теория одноименного ученого о постепенной перемене общественного мнения и законодательства насчет какого-либо считающегося неприемлемым явления), как обычно, не подводит. Если в тридцатых годах, сразу после введения и последующего ужесточения мер пресечения культивации, употребления или распространения каннабиса, даже сама мысль о нарушении не укладывалась в голове рядового обывателя, а какое-либо отображение конопли в культуре или массовых средствах информации было просто немыслимым, то в послевоенные времена все стало чуточку мягче, а в шестидесятые куст, пусть всё еще запрещенный, стал использоваться достаточно часто, и начал стремительно набирать известность. Во многом эта “волна пиара” обязана своим возникновением субкультуре хиппи, а в дальнейшем - другим пропитанным бунтарским духом группам людей. В любом случае, к восьмидесятым годам общественное мнение касательно этого вопроса стало довольно-таки неоднозначным. Давайте же разберемся, что поменялось, и насколько это десятилетие приблизило растение к его нынешнему статусу.

Конопля в культуре восьмидесятых

К этому моменту куст уже поистине прочно закрепился в всевозможных СМИ. Поколение, выросшее в первейшие после запрета десятилетия - уже старело и потихоньку сдавало былые позиции всеобщего контроля. Постепенно, благодаря последующим поколениям, относящимся к травке пусть по прежнему достаточно строго, особенно по нынешним меркам - но все же не столь радикально, как их предшественники, каннабис понемногу переставал быть чем-то ужасающим и абсолютно неприемлемым для среднестатистического обывателя той эпохи. Конопля в культуре стала дополнительным катализатором этих, безусловно, положительных изменений. К 80-м на этом поприще уже были достигнуты немалые успехи, растение перестало ассоциироваться большинством с тяжелейшими наркотиками. Увы, победа над ложными ассоциациями была неполной, даже сейчас некоторые придерживаются архаичного мнения и ненавидят куст, сравнивая его производные с такими кошмарными вещами, как героин или метамфетамины, и поддерживают застарелые стереотипы, но это уже явная клиника.

И в законодательстве

Несмотря на укоренение конопли в культуре, причем достаточно прочное, наказания в законах были прописаны весьма жёстко. Уточнение: как и в предыдущих частях серии, речь об отношении граждан и позиции правительства касательно каннабиса исключительно в цивилизованных и наиболее развитых государствах. О странах третьего мира говорить, в общем-то, бессмысленно. В подавляющем большинстве из них формальное существование закона никоим образом не гарантирует его исполнения. Законы же цивилизованных стран в период холодной войны не только тщательно исполнялись и контролировались, но и весьма строго ограничивали выращивание куста и последующее употребление.

Революция в культуре конопли

Также немаловажным фактором является произошедшая в Голландии декриминализация легких наркотиков. Поистине беспрецедентное явление для тех времен, значительно изменившее судьбу растения вообще. Справедливости ради стоит сказать, что законопроекты, делящие наркотические и психоделические вещества на легкие и тяжелые, а также декриминализующие первую группу - были приняты в конце семидесятых, но действительно серьезный общественный резонанс они получили лишь в обсуждаемом здесь периоде. И эта огласка перевела культуру конопли на очередной виток, приблизивший её к сегодняшнему статусу.